Последние новости
"Мы не хотим стрелять друг в друга": Как Венесуэла раскололась на два лагеря
26 0

"Мы не хотим стрелять друг в друга": Как Венесуэла раскололась на два лагеря

Свежие Новости

 

Нефть против фавел

На небольшой площади в центре Каракаса 300 человек хором зачитывали положения из законопроекта об амнистии для всех политзаключенных, которых оппозиция собирается выпустить сразу после того, как придет к власти в Венесуэле. "Удивительно, что до этого в свое время не додумались на Майдане", - подумал я (приехавший из Москвы Александр Коц - Ред.). Хотя, так или иначе, индульгенция победившей стороне на Украине в итоге была обеспечена. И никакие свидетельства причастности к массовой бойне со стороны оппонентов власти позже во внимание приняты не были.

 

Со сцены горячий латиноамериканский парень кричал о том, что "мы не судьи, но мы знаем, что они (политзаключенные) невиновны". Митингующие отвечали дружными аплодисментами и свистом. Я сновал в толпе с фотоаппаратом, одновременно снимая, прикрывая карманы и держа в поле зрения ближайший полицейский патруль. Он был один. Давно знакомый с латиноамериканскими реалиями Антон Фокин, наш собкор в Венесуэле, наблюдал за мной флегматично, но с каким-то спортивным интересом. И это совсем не вязалось с той картиной, что я рисовал себе по дороге в Каракас.

 

 

Старшие товарищи, в разное время побывавшие в этой солнечной стране, провожали меня с легкой завистью, помешанной на сочувствии. И еще непонятно, чего было больше. С одной стороны - ностальгия по жаркой, веселой, разнузданной, залихватской, но слегка ленивой стране. С другой - понимание того, что по мере погружения в местную политическую культуру, тебя будет разрывать между простыми человеческими симпатиями и здравым смыслом. На одной чаше весов будет близкая нам, не очень очевидная и безблагодатная борьба с однополярным "империалистическим" миром. На другой - когнитивный диссонанс от казалось бы безграничных возможностей государства в соотношении население - нефть-благосостояние и реалий нищих фавел и уличного криминала.

 

 

Перерыв на выходной

 

Из аэропорта в Каракас я ехал, ожидая бандитов с пистолетами на каждом углу и костров революции, в которых юное, проамериканское племя сжигает кричащие по-испански пережитки "чавесовского" прошлого. Но столица Венесуэлы ни одним своим мускулом не показывала того напряжения, что вот уже неделю сковывает мировые СМИ и Совбез ООН. Пока в Нью-Йорке ломались дипломатические копи, в Каракасе новые революционеры загорали на пляже - выходной. Суббота и воскресенье для страны, в которой работать отвыкли с тех пор, как здесь была найдена нефть, - это святое.

 

Понимая национальные особенности, оппозиция в протестный уикенд решила ограничиться немногочисленными акциями в столичных муниципалитетах. При помощи в совершенстве владеющего испанским Фокина я и пытался познать чаяния восставшего против законно избранного президента народа. За Мадуро в мае прошлого года проголосовало большинство. Но оппозиция выборы не признала. И ждала полгода - до инаугурации, - чтобы предъявить свои права на власть. Хуан Гуаидо, беспрецедентно очевидно поддержанный США, который день мечется между общественными площадками, пытаясь донести легитимность своего самопровозглашения временным главой государства. Молодой, дерзкий, амбициозный - он вызывает симпатии у части населения, которое и выходит на акции протеста. Не заботясь о повестке и программе своего лидера.

 

 

Мы хотим свободы, хотим защиты конституции. Национальная ассамблея - единственный законный орган, а Хуан Гуаидо - наш президент. Я больше боюсь диктатуры, чем митингов, - говорит мне одна из протестующих.

- А вы не думаете, что в случае его победы будет только хуже? - спрашиваю я участников митинга.

- Хуже быть не может, - уверяет меня мужчина в татуировках. - Главное, что не будет диктатуры. Все люди в правительстве, которых мы поддерживаем - демократы. Они положат конец несправедливости.

Я набрал в легкие воздух, чтобы выпалить парню на одном дыхании про то, что лично уже видел и слышал неоднократно. Про чаяния либералов в Египте, про демократов в Ливии, про революцию достоинства в конце концов. Ну не кончаются гибридные цветные революции народным счастьем. Нет примеров. И нехороших параллелей - черпай половником. Но Фокин куда-то пропал. А моего знания испанского хватило лишь на "Мучос Грасиас. Аста ла виста".

 

 

Возможно, мои впечатления первых двух дней окажутся обманчивыми, но понятие справедливости в Венесуэле напрямую зависит от достатка ее социальных слоев. И если средний класс, являющийся движущей силой протеста, обласкан прессой - на их митингах я сам насчитал десятки телекамер, - то "пролетарская беднота" традиционно остается в тени информационных баталий.

- Смотрите, 23 января все мировые СМИ показывали митинги оппозиции, - сокрушается комендант коммуны социального жилья Энри Дудамель.

Этот район считается не самым благополучным. Но мы приехали сюда без вооруженной до зубов охраны и местных это подкупает, они становятся разговорчивей.

 

 

- У нас было многотысячное шествие, - показывает Энри фотографии на телефоне. - Но нас снимали только два госканала. Западные СМИ это не интересовало.

К Энри то и дело подходят женщины, расписываются в планшете и получают коробку с "гумпомощью". Ее местные жители получают раз в неделю - овощи, крупы, рыбу, мясо... Один набор, в пересчете на валюту "агрессора" - пять центов. Этими нехитрыми продуктовыми наборами действующая власть покупает лояльность бедного населения, за которое и бьется сейчас оппозиция, понимая, что оно может стать движущей силой революции.

 

 

 


Блочное скромное жилье в окружении богатых кварталов. В этом оппозиционном соседстве "пролетарии" продолжают оставаться верны Мадуро, несмотря и вопреки. И в этой верности больше смысла, чем в липовой преданности каких-нибудь украинских титушек. Потому что в глазах этих людей искрят не деньги, а идея, которую они предать не могут. И если они заблуждаются, то делают это очень искренне.

 

 

- У нас действительно общество очень поляризовано, - говорит мне популярная телеведущая центрального канала VTV Ларисса Костас. - Но никогда, я вас уверяю, никогда мы не пойдем друг на друга с оружием. У нас есть прививка 1989 года, когда в течение пяти дней были убиты три тысячи человек. И идеология чавизма строилась в том числе на недопущении подобного гражданского противостояния.

 

- В чем же его корни сегодня?

- Это искусственный процесс, подогреваемый Соединенными штатами. И это спланированная гибридная атака. Когда кадры протестов двухлетней давности выдаются за сегодняшние. Когда фейк-ньюз стали нормой. Когда бьют по союзникам и за союзников...

 

 

- Вы о России?

- В том числе. Заметьте, что все это происходит сразу после того, как к нам прилетали ваши бомбардировщики. Вашингтон четко дает понят, что он не потерпит чужаков у себя на заднем дворе. И мнение его жителей здесь никак не учитывается. А поведение американских сателлитов из Европы лишь подтверждает, что демократические ценности - это фикция.

 


(https://www.nnov.kp.ru/da...)

ОЦЕНИ СТАТЬЮ и НАПИШИ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ:


Венесуэльская оппозиция пересмотрит отношения с Россией Венесуэльская оппозиция пересмотрит
Венесуэла собирается пересмотреть стоимость заключенных с Россией контрактов на поставку вооружений, а также отношения с Москвой в целом. Об этом
Депутаты приняли закон о наказании за фейки и неуважение к власти Депутаты приняли закон о наказании за
Госдумой РФ были одобрены два законопроекта, один из которых предполагает наказание за распространение "недостоверных" данных в интернете, а второй —
Венесуэла может повторить судьбу Сирии Венесуэла может повторить судьбу Сирии
В минувшую среду, 23 января, Венесуэла оказалась на грани гражданской войны: лидер оппозиции Хуан Гуаидо объявил себя временным президентом
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Прокомментировать
нажмите на него, если не подошёл
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив